«Сама напивалась до ужасающего состояния». Минчанка рассказывает о жизни с алкоголиком, а психолог советует, что делать
40
07.09.2016

«Сама напивалась до ужасающего состояния». Минчанка рассказывает о жизни с алкоголиком, а психолог советует, что делать

Любовь, алкоголь, сумасшествие и другие детали будней жены алкоголика.

Любовь, алкоголь, сумасшествие и другие детали будней жены алкоголика.

Есть много историй об алкоголиках, но мало кто говорит о людях, которые с ними живут. И уж тем более мало кто говорит, что такое созависимость и что с ней делать. 

ИСТОРИЯ ТАТЬЯНЫ

– Я на момент знакомства с Лешей была в отношениях: мы с моим молодым человеком встречались больше трех лет, все шло к свадьбе. Но мне все время казалось, что что-то не так. Он очень хороший парень, замечательный, добрый, очень меня любил. Но у меня не было таких чувств, как в кино. А в 19 лет хочется именно такого. В этом возрасте кажется, что жизнь у тебя как кино. И я все время думала, что мне хочется опять почувствовать такую влюбленность, когда коленки дрожат, «бабочки» в животе. Ну и «накаркала» сама себе.

Любовь

Познакомились с Лешей мы на Новый год. С молодым человеком не получилось отметить, поэтому я встречала с родителями. Было скучно, и я поехала обратно домой, а по дороге решила зайти в магазин. Там я встретила старого знакомого, который жил рядом со мной. Вот он и пригласил меня к себе в гости, где отмечал праздник с друзьями. Ну, я и пошла. Там я Лешу и увидела.

На Новый год все выпивают, а я человек совсем не пьющий. И все было здорово, классно, с песнями и гитарой. Ничего как такового не было, но искра между нами проскочила. Человек интересный, на 10 лет меня старше. Образованный, умный, интеллигентный, начитанный, столько всего знает, играет на гитаре.

Встретили Новый год, начали общаться, дружили. Но в какой-то момент я поняла, что просто дружить с ним больше не могу. Рассталась со своим молодым человеком, совесть жутко мучила, он ведь очень хороший парень и ни в чем не виноват. И начала встречаться с новым возлюбленным. До меня он, кстати, уже был женат.

 

Алкоголь

Через два месяца я поняла, что у Леши есть серьезные проблемы с алкоголем. Поняла я это не сразу: новогодние праздники, Рождество, Старый Новый год. Как-то не особо замечалось в компании. Он на тот момент не работал, а у меня какой-то комплекс спасительницы. Я подумала: «Бедненький. Надо спасать, помогать». И вот я как дура забила на все: родственников, друзей, уговоры, учебу. Я вся бросилась туда. Он сам не из Минска, жить вместе не получалось. Я работала здесь, а он там у себя не работал.

Изначально Леша жил в Минске у друга, через которого мы познакомились. То, что друг «на стакане», я знала давно. И я поняла, что нужно увозить моего возлюбленного куда угодно, хоть обратно к нему домой, лишь бы подальше от этих тусовок. Думала, что он у себя дома будет под присмотром родителей, найдет работу, станет меньше пить. Ну, и ближе к лету я его убедила уехать.

Он из многодетной семьи, самый младший, их трое. Отец у него замечательный, потрясающий мужчина, воспитанный, держит себя. А мать совсем алкоголичка.

И вот так началась самая тяжесть. Это сейчас, спустя четыре года, кажется, что ну вот что там такого тяжелого было? Молодая, здоровая, отпахала пять дней на работе, вечером в пятницу собрала два пакета жратвы, села на электричку и поехала к возлюбленному. Еды у него не было, потому что он все еще нигде не работал, а родители все время на даче. Приехала туда, наготовила, убрала, постирала, организовала досуг за свой счет. Я тогда и в кредиты влезла, потому что еще и за учебу надо было платить. И сессию одну завалила, но выкарабкалась. Все эти вытягивания из запоев, уговоры, слезы, плач, мольбы. А родители на меня вопят, мол, сумасшедшая.

Потом на какие-то периоды вроде становилось легче, он устраивался на какую-то работу то здесь в Минске, то там у себя. И вроде работает и меньше пьет.

Когда ты живешь и общаешься с алкоголиком, ты его состояние чувствуешь даже по телефонному разговору. Он понюхал пробку от пива, а ты уже понимаешь это по тому, как он говорит, дышит, берет трубку.

Вроде как договариваемся, я плачу, молю, он обещает не пить, сделать для этого все. Его хватало всегда ненадолго. Я как-то посчитала, и получилось, что он не пил вот совсем ничего – к ряду максимум дня четыре. Всегда что-то было: то бутылочка пива, то шашлыки, то день рождения, то еще что-то.

Он не признавал проблемы: «Я, если захочу, могу бросить, для меня это не проблема». Да я тоже, если захочу, могу похудеть. А на самом деле не могу. Потому что я слабовольная и люблю жрать. Я его и к бабкам пыталась завести, к врачам, кодироваться, но он ни в какую.

Были моменты, когда я ходила в его компании, чтобы хоть как-то его одергивать, ограничивать. Мне не доставляло никакого удовольствия находиться в этих клоповниках и гадюшниках. Но не могла бросить, потому что совсем не понятно, что может случиться. Какие-то элементарные вещи строила на доверии. Он, например, едет с друзьями куда-то, ясное дело не бабочек с сачком ловить, и мы договариваемся, что пить он будет как-нибудь по-божески. Он обещал, что все будет хорошо, но в итоге приезжал в ужасном состоянии. Обычный бомж, который помоется под дождем, выглядел бы чище и красивее. Вонь каждый раз была страшная. Я брала его в охапку, тащила домой, мыла, откармливала.

Сейчас, да и уже тогда, 4 года назад, когда эта история закончилась, я поняла, что пить или не пить – это выбор человека. Важно, чтобы человек признал, что у него есть проблема, что с этим нужно справляться. А когда человек не понимает, никто – ни любовь, ни деньги, ни карьера – его не остановят. Сейчас я понимаю, что мое мнение никого не волновало, меня ни в грош не ставили, мои чувства и эмоции тоже. Никого не волновало, что я плакала, просила, не спала ночами. Он на работах работал по месяцу: поработал, получил зарплату и запил. Потом он на работу тоже ходил, но ходил пьяным. Его просили увольняться, потому что никому не нужен такой работник.

В 20-21 год было ощущение того, что ты бьешься головой о стену, и все без толку. Были моменты, когда я пыталась показать ему, как это ужасно, пару раз сама напивалась до ужасающего состояния, как он. А ему было безразлично. Он совершенно спокойно отпаивал меня чаем – и все на этом.

 

Свадьба

Так тянулось больше года, а потом он предложил пожениться. И мне в этот момент нужно было бы подумать, включить мозги. Какая женитьба, когда человек не работает нормально, пьет? Но юношеский максимализм и вера во что-то светлое и чистое сделали свое. Он же мне пообещал исправиться, мол, как только поженимся, он завязывает, хочет этого, мечтает.

Свадьбы как таковой не было. Мы просто расписались, посидели у него дома с его родными, и все. После этого, естественно, отмечаем. И так тянулось день, второй, третий, неделю, три недели. И ничего не поменялось. Я начала превращаться в такую жену-пилу, которая постоянно капает на мозг. Я ему: «Не пей!» А он пьет. И когда я не пилю, он тоже пьет.

В конце лета 2010 года он уезжал с друзьями по Беларуси на две недели, с палатками. А после этого я планировала отпуск на конец лета, после своего дня рождения, чтобы еще на две недели с ним уехать куда-нибудь отдохнуть вдвоем.

И вот он вернулся. Я иду его встречать. Лето, тепло, я в платье, молодая, красивая. А он уже стоит там. Я сразу его не узнала. В метрах двух от него я услышала эту вонь, перегар. Увидела, какой он страшный, заросший. И первой моей мыслью было просто пройти мимо. Ведь стоят люди, все смотрят. Но опять взыграло чувство жалости, желание его спасти.

Поволокла его домой, отмывала, откармливала, два дня не давала пить ничего алкогольного. И на третий день у него случился эпилептический приступ. Я испугалась настолько, что у меня просто тряслись руки, я кричала. Спасло только то, что у моей одногруппницы в институте была эпилепсия и она всем, с кем общалась, сказала, что нужно делать, если у нее случится приступ. А у людей, которые долгое время пили, а потом резко перестали, бывает примерно такое же. Он упал, вытянулся в струну, тело напряжено, пена изо рта, глаза закатились. После испуга я все же взяла себя в руки, разжала ему зубы, вставила в рот блокнот, зажала голову, чтобы он не бился ей о пол, брызгала водой, вызвала скорую.

После этого был самый большой период воздержания от алкоголя – 4 дня.

 

Конец. Почти

Потом на время стало даже как-то лучше. Он нашел себе более-менее нормальную работу. Даже взял себя в руки. Совсем пить не перестал, но стал меньше употреблять, перестал нахлебываться в будние дни. Лето 2012 года. Снова мой день рождения, снова говорю, что отпуск проводим вместе. Он в июне опять уезжает с друзьями на две недели с палатками и пропадает. Через месяц после его отъезда его начали искать и родители, и начальник. Никто не мог его найти. Я за все это время до него так и не дозвонилась, и никто не мог дозвониться.

И вот как сейчас помню. Четвертого числа я рыдаю, пытаюсь дозвониться. Ночью ложусь спать, у меня мокрая подушка, я плакала всю ночь. Я проснулась часов в 11 утра пятого августа, солнце светит прямо в комнату. Я выхожу на балкон и вижу, что мир вокруг такой классный, погода хорошая, приятное тепло, дети веселятся, смеются, парочки гуляют, держась за руки. И в этот момент до меня доходит, что мне всего 23 года, а я тут сижу и не понимаю, что происходит с моей жизнью. Я из-за него чуть институт не потеряла, восстановилась просто волевым усилием. Я поняла, что трачу свою жизнь на человека, которому это не нужно. В одну ночь все изменилось. Как гнилая ветка на дереве, которая болит, ноет, но ее не ломают, потому что еще живая. А в один момент она ломается сама. И сразу стало так легко и понятно.

В воскресенье он мне позвонил – трезвый: «Котик, только не подавай на развод. Я уже еду домой. Давай поговорим». Вот откуда он узнал?! Мы договорились о встрече на следующий день, но с одним условием – он придет трезвым, как бы его ни трясло, как бы ему плохо ни было.

Я его ждала три с половиной часа. Благо там недалеко жили мои родители, и я могла пойти к ним ждать его звонка. Позвонил, сказал, что едет. Когда открылись двери автобуса, мне навстречу выплыло нечто. Я просто сказала: «Было условие, ты его не выполнил. Всего хорошего». Развернулась и ушла. На следующий день я поехала и подала заявление на развод.

 

Суд. Конец

Первый суд назначили через месяц. Он пришел и сказал, что не даст мне развод. А судья – его сосед. Дали только два месяца на примирение. Мы много говорили. Я предложила ему развестись, но при этом попробовать все еще быть вместе, потому что для меня этот штамп в паспорте важен, я не хотела быть ему чем-то обязанной, хотела иметь возможность послать его ко всем чертям в любой момент.

И мы продолжили как-то общаться. Иногда ходили вместе с друзьями на какие-то мероприятия, на шашлыки. Договаривались, что он не будет там напиваться, максимум – 0,5 пива и бокал вина. И, когда подходил к концу этот лимит, он открывал еще бутылку пива или наливал себе рюмку крепкого алкоголя, который там был. При этом он смотрел на меня с таким победным взглядом, мол, «и вот ничего ты мне не сделаешь». Это повторилось пару раз, после этого я перестала с ним видеться. Он звонил, кричал, что больше не будет пить. Но я уже не верила, вообще. Я ему давала столько шансов.

Буквально спустя пару месяцев я встретила своего нынешнего мужа. С первого дня ему все честно рассказала, что еще не разведена. И мы стали жить вместе через неделю-две. А бывший муж звонил, все еще пытался убеждать в чем-то, говорил даже, что, если я забеременею, он готов принять и меня, и ребенка. Мне уже это казалось забавным, боли никакой не было.

На втором суде он мне тоже развода не дал. И если на первом он говорил, что будет пытаться меня вернуть, то на втором сказал: «Я буду трепать тебе нервы столько, сколько это будет возможно». Правда, потом звонил, извинялся. Даже после развода он звонил несколько раз, пытался узнать, почему я его бросила, обвинил меня в меркантильности, что я просто нашла себе богатенького. Звонил еще пару лет в свой день рождения и возмущался, почему я его не поздравляю.


Новая жизнь

А сейчас у меня есть любимый муж. Он, конечно, может пару раз в год сильно напиться, но только по особому случаю, и может выпить пива на выходных, но исключительно дома. И у меня нет огромного желания запрещать ему это. Он свой выбор сделал. 

Когда тебя не слышат, когда тебя убеждают в том, что проблемы нет, даже если она слишком очевидна, когда тебе грамотно объясняют, что ты дура и просто ничего не понимаешь, но ты уверена, что проблема есть, значит, ты права.

Наркоманы и алкоголики – такие забавные люди. Они тебя крепко держат. Они обещают, держат на крючке. Когда они чувствуют, что ты начинаешь срываться с этого крючка, они как-то проявляют себя, ведут себя лучше, чтобы у тебя снова появилась надежда на лучшее.

 

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

– Это классическая история нашего времени, – считает Наталья Олифирович, семейный психолог, кандидат психологических наук, автор ряда учебников по семейной психотерапии. 

Почему женщины выбирают «плохишей»

Мужчина, который рядом, который просто заботится, просто любит, просто создает комфортные условия для жизни, кажется скучным. Почему так происходит? Во-первых, потому что СМИ постоянно показывают нам какие-то романтические истории, о «бабочках в животе», не рассказывая о дальнейших гусеницах в голове. Девушка, находясь в отношениях, все время думает: тот ли это мужчина, является ли он мужчиной ее мечты, правда ли ей с ним хорошо.

Во-вторых, очень частой является ситуация, когда у девочки в семье все время были какие-то мексиканские страсти. Например, мама с папой сначала очень сильно ругаются, но потом период скандала чередуется с периодом любви и нежности. Тогда девочка думает, что такая модель прекрасна, а жизнь с нормальным здоровым мужчиной такую девочку никаким образом не стимулирует: «Эй, хороший парень, отойди. Ты мешаешь мне смотреть на придурка позади тебя».

А третье – это, конечно, неустойчивость самой девушки, которая не очень знает, чего она хочет, и колеблется, потому что она еще незрелая, маленькая и эмоционально не выросшая. Она не понимает саму себя: то ли она хочет встречаться, то ли она хочет замуж, то ли она хочет просто получить какого-то необычного внимания или приключений. 

В ситуации нашей героини работает первый фактор – окружающая среда и СМИ. Она знакомится с мужчиной, который западает ей в сердце, она чувствует какую-то искру. Что ее зацепило? То, что он много чего знает, интеллигентный, играет на гитаре. Мы не видим здесь ни слова про критерии, которые нужны для долгосрочных отношений: заботливость, способность находиться в близости, внимательность, тактичность, надежность. И интересно, как героиня описывает то, что происходит. Она только после месяца отношений замечает, что ее мужчина выпивает. Ей больше 18 лет, она и в детстве читала сказку про сестрицу Аленушку и братца Иванушку, знает, что, если козел пьет из копытца, его почти не остановить и только в сказках его можно как-то напугать и успокоить. А в реальности этого не бывает.

Но она тоже очень красиво себя описывает: «У меня есть комплекс спасительницы». И она начинает его спасать. Что интересно, девушка в этот момент полностью уходит в измененное состояние сознания: когда человек резко меняет образ жизни, порывает с какими-то старыми и значимыми связями, с членами семьи, с важной профессиональной или учебной деятельностью.

 

Почему партнерши алкоголиков сами «в неадеквате»

В таких случаях мы говорим, что он в неадеквате. И, что интересно, в отношениях с алкоголиками женщины становятся реально неадекватными. Многие исследования показывают, что личностный профиль алкоголика практически идентичен личностному профилю созависимого, то есть того, кто его спасает.

Как это происходит? Идет идентификация, подражание, заражение, формируются определенные способы взаимодействия. И человек, который спасает, постоянно пребывает в нескольких мирах. Он, с одной стороны, великодушный спасатель, который дарит другому жизнь, а с другой – «жертва обстоятельств», которая не может жить своей жизнью. И, постоянно находясь в таком расщеплении, человек в течение длительного времени может жить в совершенно нереальной ситуации, которая при этом очевидна для всех окружающих. Но у него самого работают разные защитные механизмы.

У героини очень много отрицания. Девушка все время отрицает сложности, которые у нее возникают, отрицает собственное бессилие и неспособность вылечить, спасти партнера. Она очень красиво расписывает его семью. Говорит, что у него мать-алкоголичка, а это уже фактор риска. Если ваш партнер из семьи, где были алкоголики, вам все время придется держать руку на пульсе, потому что у него практически не было шансов вырасти нормальным здоровым человеком.

Героиня вытягивает своего мужа из запоев, пытается его спасать, а родители ей говорят, что она неадекватная. Это очень напоминает попадание в секту. У родителей в таких случаях есть выход. Они начинают «вытягивать» из секты, есть даже специальные психологи – специалисты по выходу. Но, когда человек начинает жить с алкоголиком, очень часто родственники вначале пропускают момент, когда он вовлекается в эту «секту». А когда они опомнились, человек уже там полностью погружен в эти процессы. Это же происходит с нашей героиней.

Дальше идет череда циклов: то он чуть-чуть работает и меньше пьет, то снова возвращается к прежнему. Мы видим, как она становится созависимой. Слова героини «его состояние чувствуешь даже по телефонному разговору» – это уже такая эмоциональная гиперчувствительность к партнеру-алкоголику, такая эмоциональная включенность, какая может быть только у матери к ребенку. И, по сути, у девушки исчезает собственная жизнь. Да, очевидно, что у нее проявляются все классические признаки созависимости.

 

Белорусы живут в травматических отношениях всей страной

Если посмотреть на историю нашей страны, ну скажите, у кого были хорошие, достаточно состоятельные и психологически грамотные родители, которые понимали, как важны первые три-четыре года жизни ребенка, кто старался, если сам не может проводить время с детьми, находить каких-то достойных своих заместителей? У нас нет института нянь, у нас есть институт детского сада с вечно нервными и утомленными воспитательницами. Поэтому в нашей стране практически нет того, что называется людьми с хорошей здоровой привязанностью.

Именно поэтому у нас очень много алкоголизма, очень много достойных, умных, красивых женщин, живущих с недостойными мужчинами, очень часто  достойные мужчины живут со скандалистками и психопатками, у нас очень много травматичных отношений, и так из поколения в поколение проявляются старые и наслаиваются новые травмы.

И потом социум начинает писать какие-нибудь прекрасные тексты о том, как женщинам, живущим с алкоголиками, надо их бросить и жить своей жизнью. Если бы они это могли, они бы это сделали. Но, к сожалению, они этого не могут, пока не происходит внутренний щелчок, женщина не оказывается на грани жизни и смерти.

Конечно, такие женщины нуждаются в помощи специалистов. Потому что все созависимые отношения поддерживаются социумом: считается нормальным гендерным поведением женщины забота о мужчине, включенность и самоотверженность в семейной жизни, готовность жертвовать собой и своей карьерой ради мужа и детей, покладистость, сниженная социальная активность. В более благополучных финансово развитых странах таких ситуаций гораздо меньше: люди с алкоголизмом становятся изгоями общества. У нас же эта проблема достигла таких высот, что выходит за рамки психологии и медицины, это огромная социальная проблема.

 

Что делать, если ваш родственник – муж или жена алкоголика

Родственникам такой девушки очень рекомендуется с ней вначале просто поговорить. И поговорить так: приехать, посадить и сказать «я тебя люблю», рассказать что-то из прошлого опыта, из воспоминаний, о каких-то надеждах, сказать: «Я хочу, чтобы ты жила, хочу, чтобы ты перестала тратить свою жизнь на этого человека, очень хочу, чтобы ты вылечилась». И порекомендовать пойти в группу анонимных созависимых.

Есть различные реабилитационные программы для алкоголиков, в такие центры можно поехать вместе с созависимым родственником, чтобы проконсультировали и подсказали. Задача родственников – быть бдительными, потому что такая ситуация может произойти в любой момент.

Если на Западе, например, человек несколько раз напился и буянил, добрые соседи позвонят в полицию, его и арестуют, и объяснят, как правильно себя вести. А у нас, к сожалению, люди очень часто остаются один на один со своей бедой. У нас милиция часто даже не хочет ехать по таким вызовам, потому что очевидно, что такая созависимая женщина звонит, когда включаются ее ужас и отчаяние. Но, когда наряд приезжает, она снова надеется на хорошее и говорит: «Нет, спасибо, не забирайте». У нас очень сложно подключить органы, которые могут оказать помощь, да и сами женщины зачастую не способны выдерживать это напряжение и пробовать менять жизнь своих мужчин.

Я считаю, нашей героине в этой ситуации еще повезло, она отделалась малой кровью и вовремя поняла для себя все, справилась: ее не били, не насиловали, она не осталась одна с детьми, у которых покалечена психика. И я бы хотела обратиться ко всем женщинам, которые продолжают жить и терпеть: на самом деле у вас есть выбор. Я понимаю, что всегда есть какие-то объективные причины: нет денег, страшно, некуда идти. Но на самом деле есть руки и ноги, нет войны, и можно получить дополнительное образование, и можно найти людей, которые поддержат. Главное – поверить в себя.

Для этого нужна внутренняя работа. А иногда проще остаться жить с алкоголиком, потому что страх остаться одной настолько огромен, что останавливает и не дает менять свою жизнь. Но мы все можем это сделать – по маленькому шагу, преодолевая страх, отчаиваясь и снова обретая надежду, падая в пропасть и цепляясь за малейшую опору. Главное для человека, попавшего в сложную жизненную ситуацию, – не переставать верить в себя. И эта история – лучшее тому подтверждение.

Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: theleoisallinthemind.tumblr.com.