«“Кемпински” – хорошая архитектура, просто не на своем месте». Архитектор о лучших домах Минска

2017-06-02
Гиды  
 
17

«“Кемпински” – хорошая архитектура, просто не на своем месте». Архитектор о лучших домах Минска

Настоящий Минск
Если вы не любите минскую архитектуру или чертыхаетесь при виде отеля «Кемпински» – вам обязательно нужно пройтись по нашему маршруту. Оказывается, остались еще улицы дореволюционной застройки – и таким был наш город.
0

Если вы не любите минскую архитектуру или чертыхаетесь при виде отеля «Кемпински» – вам обязательно нужно пройтись по нашему маршруту. Оказывается, остались еще улицы дореволюционной застройки – и таким был наш город.

– В последнее время о минской архитектуре либо плохо, либо никак! Давайте расскажем о том, что в нашем городе есть прекрасные дома, – с таким предложением обратился ко мне архитектор Юра Таубкин. Совсем недавно он рассказывал о том, какие люди населяют Минск, за счет чего наш город расширялся и почему Минску необходимы таунхаусы. Но сейчас другой случай – мы решили пройтись по Минску, вспоминая о быте горожан, запахе и характере города.

Два часа дня, Юра уже ждет меня возле Crowne Plaza. Вместе с фотографом они обсуждают практичные и свежие перекусы в городе. Но я прихожу в конце разговора и улавливаю только несколько хороших слов о новом месте «Хлеб и вино». Мы еще немного болтаем о прелестях уличной еды, но погода подсказывает, что пора начинать.



 – Вы только должны понимать, что мое представление о хорошей архитектуре может отличаться от мнения других. То, что я вам сегодня покажу, кто-то может посчитать неинтересным, а некоторые могли вообще не видеть этих мест, – объясняет Юра. – Мы не случайно встретились на этом месте, здесь находится сразу несколько интересных, на мой взгляд, и близких мне архитектурных объектов. Сама гостиница – это здание довоенной постройки. Раньше эта гостиница носила название «Беларусь», потом ее переименовали в «Свислочь». Ну, а сейчас мы знаем ее как Crowne Plaza.



В войну гостиница выстояла, а недавно ее реконструировали: все, что внутри, полностью перестроили, а вот фасад сохранился исторический. Такой пример – редчайший случай в нашем городе, но очень хороший. Хотя реставрация – это всегда дорогое удовольствие. 

Напротив гостиницы, где раньше находились билетные кассы, стоит новый бизнес-центр. Мне он импонирует по масштабу, по высоте и уместности в окружающей застройке. Синий стеклянный фасад отлично поддерживает ритм этой улицы, немного растворяясь на фоне неба. Даже эркеры гостиницы, что напротив, совершенно не конфликтуют со стеклянными выступами.

Еще одно место – дом в стиле модерн начала XX века. В нем жил мой дед со своей семьей, в нем родилась моя мама еще до войны. Дед работал в университете, и, когда началась война, вся профессура эвакуировалась в тыл. В 1941 году они уехали из города. А когда вернулись в 1944-м, квартира была занята другими жильцами.



– И это было законно?

– О каких законах тогда можно было говорить, если 80% города находилось в руинах? Но этот дом сохранился. Дед очень сожалел об оставленной библиотеке – она была по-своему уникальна…

Нужно понимать, что с 1944 по 1952 год, когда начали сдаваться сталинки на проспекте, в городе была стройка. Фактически десять лет люди жили в этом состоянии строительства.

В перспективе улицы Кирова виднеется еще одно кирпичное, историческое и интересное с архитектурной точки зрения здание суда ЕврАзЭс. Когда-то это была частная женская гимназия. Раньше дом был выкрашен краской, но благо сейчас сделали грамотную реставрацию, почистили кирпич и убрали краску. Хорошо, что такие вещи происходят в нашем городе.

Юра ведет нас по улице Володарского. Он решил показать нам боковые фасады бывшей хоральной синагоги. Оказывается, прежняя линия этой улицы осталась практически неизменной: «Володарского – редкий пример того, каким был наш довоенный город и по масштабу, и по застройке. Уютный был город», – признается герой. 

Проходя мимо еще одного кирпичного и исторически важного дома, который стоит напротив кафе «Милано», я решила узнать, как архитекторы относятся к тому, что в таких зданиях находятся государственные органы. Например, в этом – комитет государственного контроля.

– Не берусь давать качественную оценку, думаю, что госорганам можно было бы создать отдельный «город». Пример – столица США Вашингтон, где находится все правительство. Кстати, есть еще одна довоенная улица, оставшаяся в своем неизменном виде, – снова увлекаясь архитектурой, Юра сворачивает направо.

– Вот она, раньше это был Захарьевский переулок, который соединял Подгорную (Карла Маркса) и Захарьевскую (проспект Независимости). Рядом стоящие дома – тоже исторические. Сейчас это не улица, а проезд во дворах. Но ее контуры очевидны. Со стороны подъездов можно видеть, как поднимали проспект Независимости: со стороны проспекта дома стоят вровень с дорогой, а со двора подъезды уходят сильно вниз.




Видите пристроенные трубы? Это котельные. Центральное отопление в городе провели гораздо позже. Весь проспект в 1953 году был застроен домами с дровяными плитами на кухнях. На крышах домов и сейчас видны многочисленные трубы, в каждую квартиру был выведен отдельный дымоход от печи, на которой готовили. За счет этого и облик города был совершенно другим. Вот представьте себе: Минск 50-х годов, из труб идет дым – люди вечером готовят ужин. Вокруг царит запах каминов, редкие автомобили, а на Октябрьской площади одиноко возвышается статуя Сталина… Это совершенно другая атмосфера, принципиально отличающаяся от того, что мы видим сегодня.



Многие дома проектировали и строили немцы, отсюда и планировки квартир имеют свои особенности. Приведу пример квартиры из дома по адресу: проспект Сталина 12, (сейчас проспект Независимости, 12. – Ред.). Парадный подъезд был со стороны современного кафе «Оливо», а черный – со двора. Там же был отдельный вход через кладовку в кухню, а рядом находилась маленькая комната для прислуги. Дальше большая дверь вела в общую гостиную, потом была спальня с отдельным санузлом. То есть был маленький туалет рядом с кухней и ванная рядом со спальней. Такое жилье предполагает особенный стиль жизни. Тут жили Максим Танк, Кондрат Крапива, Михась Лыньков, сын Янки Мавра академик Федоров, известный архитектор Леонид Левин, другими словами – элита.

Только в 60-х в домах начали проводить газ и центральное отопление, печи и котельные были заброшены, но дымоходы остались.



На старых фотографиях можно хорошо рассмотреть ширину проспекта – он стал больше. Октябрьская площадь была полностью застроена, окна домов выходили на Александровский сквер. То есть Захарьевская (сейчас уже проспект Независимости) по ширине была чуть больше половины проспекта. 

Минск был торговым городом. До присоединения к Российской империи в нем действовало Магдебургское право, было самоуправление – выборный магистрат. Во времена Империи по территории так называемого Северо-Западного края проходила черта оседлости – почти половину населения Минска составляли евреи. Им было запрещено заниматься земледелием, только ремеслом и торговлей, поэтому многие дома в городе имели лавки и магазины на первых этажах. Улицы Губернаторская (нынче Ленина) и Козьмодемьянская (улица не сохранилась; там сейчас мост в начале проспекта Победителей) были очень насыщены лавками и магазинами. А улица Подгорная, теперь Карла Маркса, была очень респектабельной: тут находились гимназии, дворянское собрание и элитное жилье.



Обратите внимание на жилой дом с мансардами, окна которого выходят на бульвар по улице Комсомольской – изнутри оно было выпотрошено и отстроено заново, а вот фасад – отреставрирован. Реконструкция была сделана в 90-х кипрской компанией. Об этом доме мало говорят, но это хороший пример сохранения масштаба и истории города. Причем здание «сидит» здесь идеально – ни больше ни меньше.



Мы вернулись назад, пройдя вдоль проспекта. И свернули направо, туда, где находится знаменитая «Чебуречная» и не менее известная тюрьма.

– А вот здание бывшей хоральной синагоги, теперь здесь размещается театр имени Горького или, как говорят, Русский театр. Но с обеих сторон здания можно увидеть, каким оно было до войны, – «бел-чырвона-белым».




Такая кладка – очень белорусская история. Сохранились панские усадьбы в похожем исполнении. На тему «жалко или не жалко» можно размышлять долго, но могу сказать точно: хорошо, что они не закрыли боковые фасады и каждый может прийти и посмотреть, какой была архитектура синагоги. Видны боковые нефы с контрфорсами. Так можно хорошо представить характер улицы Володарского (бывшей Серпуховской).

Такие же окна раньше размещались на переднем фасаде, но во время реставрации их форма была изменена.

Мы движемся вниз по улице в сторону кинотеатра «Победа». Юра уделяет внимание серому «прямоугольнику» здания информационного центра МВД, где на каждом этаже распахнуты окна: «Наверняка проблемы с вентиляцией». Но, несмотря на этот «косяк», Юра делится своей идеей о возможном спасении этого архитектурного объекта.

– Мне кажется, обклей это здание синим стеклом – смотрелось бы замечательно. Здание отражало бы небо и как бы растворялось в нем. На мой взгляд, форма этого дома сама по себе интересная. 

Из хорошего – опять же вы можете увидеть кирпичное здание пожарного депо. Раньше оно было выкрашено в ужасный розовый цвет, а теперь кирпич вычистили. При определенном освещении кровля выглядит темно-серой. Это очень красиво.



Лично мне нравится идея жить в историческом доме, где потолки четыре метра и черепичная кровля. Другой вопрос – бюджет на реставрацию. И этот момент важен вне зависимости от страны и города, в котором ты живешь. В законодательстве разных стран установлен регламент по отчислению денег на реставрацию. Иногда он зависит от того, кто проживает в здании, гражданин или организация, а иногда цена для всех одна.

Современная улица Интернациональная (бывшая Преображенская) – опять же хороший пример дореволюционной улицы. Синий дом стиля модерн реставрирован – правда, таким синим он еще никогда не был. В советские времена здесь размещалась прокуратура, а в подвале находились помещения с надписями «Комната допросов».




В начале ХХ века такой стиль в архитектуре был в моде. На фасаде майолика – популярный прием в белорусской архитектуре; хорошо, что она сохранилась.

Чуть дальше гостиница Garni. В этом здании до революции также размещалась гостиница «Сутина». Такая преемственность меня радует, фасад хорошо отреставрирован.



Сейчас нам с вами налево в арку – уверен, многие минчане даже сюда не заглядывают. Но для меня это место важное, здесь открывается необычный вид на базилику собора Пресвятой Девы Марии.



В советское время здесь находилась спортивная школа: изнутри был устроен второй этаж. Здание было полностью перестроено, разрушены башни, почти полностью утрачены росписи и декоры, оно совершенно не напоминало собор. Поэтому можно сказать «спасибо» за такую важную и непростую реставрационную работу.

Рядом находилась колокольня иезуитского коллегиума. Она выстояла в войну, но позже ее разрушили. Сейчас на ее месте круглая клумба напротив французского посольства.

А дождь нас все-таки настиг: ливень оказался настолько сильным, что мы решили укрыться в соборе. Толстые деревянные двери в кованой окантовке, пустой зал и мраморная прохлада. На несколько секунд и вправду забываешь о том, что ты в советском Минске, где по правую руку тебе машет Ленин, а в глаза бросаются «Мир, Труд, Слава»...

– Кстати, из этой точки открывается вид на отличную архитектуру: пусть новострой, но восстановленная ратуша, а еще дом Шменкеля и гостиница «Европа». Эта архитектура сохранила в себе характер того Минска, исторически важного.




А если говорить о современной архитектуре, то мне нравится здание «Белорусской калийной компании», которое сейчас принадлежит «Банку развития». Оно неподалеку от парка Дружбы народов. Хорошо вписывается в среду и масштаб здания БЦ Silver Tower, и БЦ «Фаренгейт» недалеко от станции метро «Кунцевщина». Кстати, на «Каменной горке» хороший пример архитектуры – Green City.



Есть в Минске и такие примеры: архитектура здания отличная, просто находится оно не в своем месте. Так можно сказать о новом комплексе Galleria Minsk: лично я бы поставил его поближе к зданию, которое принадлежало «Калийной компании». Еще один пример – отель «Кемпински», его архитектура вполне приличная, просто он стоит не на своем месте.



Дождь почти закончился, местами стало проглядывать солнце, но и наша экскурсия завершена. За два часа Юра показал нам свой Минск, тот, что он знал с детства, где провел юность и где жили несколько поколений его семьи. А каким видите Минск вы?

Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: buy-forum.ru, holiday.by, maxim-nm.livejournal.com, fisher-y.livejournal.com

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
2017-06-02
Гиды  
 
17
0
КОММЕНТАРИИ
Інтэрнацыянальная, Рэвалюцыйная, Камсамольская з іх дворыкамі заўсёды падабаліся, Валадарскага з яе турмой - не. Дый на праспекце не вельмі хочацца жыць. Агулам, найлепшы раён - той, які я пакінуў 17 год таму (Кашавога/Стаханаўская).
Вось і архітэктар пацвярджае, што т. зв. "Кемпінскі" не на сваім месцы...
ОТВЕТИТЬ
ava
я вижу парк дружбы народов немного в другом месте
ОТВЕТИТЬ
ava
Мне интересно, я единственный, кто видит в Galleria Minsk огромный тяжёлый чёрный кусок говна, что как крышка гроба прихлопнуло пространство проспекта?
ОТВЕТИТЬ
Герман 05-06-2017, 12:29
+1 2 1
Черный фасад посредни стеклянно-голубых это да.
ОТВЕТИТЬ
Кхе-кхе, 02-06-2017, 21:49
Этот комментарий был скрыт, так как не соответствует правилам комментирования. См. п. 9.
ОТВЕТИТЬ
Елена 03-06-2017, 07:36
+3 4 1
Ах, как хорошо почитать!..
ОТВЕТИТЬ
Очень интересный материал получился!
ОТВЕТИТЬ
Кхе-кхе, 03-06-2017, 10:01
+14 15 1
Согласен. Но много ляпов. Слишком много. Прошлый мой коммент модераты в страхе порезали, но кое-что в статье таки стыдливо подправили. Но я не всё успел рассказать. Теперь пусть так и сидят в темноте и неведении. Им безразлична история нашего города.
ОТВЕТИТЬ
Герман 05-06-2017, 12:30
0 1 1
Напишите статью где-нибудь еще, цикава.
ОТВЕТИТЬ
Рубань 03-06-2017, 10:10
+6 7 1
Очень интересная статья, спасибо.

"Ненавязчивая реклама" вначале улыбнула, конечно :)
ОТВЕТИТЬ
И в чем новизна материала?
В очередной раз переложили открыточные улицы и дома трех улиц центра. Дом в стиле модерна, Карла Маркса...Про все это писано-переписано от тутбаев до реалтбаев, не говоря о любых "догах" и "релаксах".
И концовка: "его" Минск")))
С таким же успехом он Минск любого БГУшника или нархозовца, которых там тьма во двориках пиво пили. Да и просто у любого минчанина активного возраста эти несколько улиц в центре хожены-перехожены.

Скучно.
ОТВЕТИТЬ
ava
1) Не ожидал от архитектора услышать про "80% уничтоженного Минска". Ну он-то должен уж знать? Или это корпоративная солидарность? Выгораживаем коллег-архитекторов, и партаппарат, сносивших Минск улицами?

2.) Еще когда костел был "Домом физкультуры", попал в тот самый двор, где виден его тыл. И челюсть просто упала. Сейчас он зализанный. А тогда был голый кирпич, с кучей сохранившихся деталей, которые просто кричали о прошлом этого здания. Было мрачновато, но очень красиво. Сейчас не так почему-то.
ОТВЕТИТЬ
Герман 05-06-2017, 12:31
0 1 1
Уничтоженного советским окупационным правительством, окей.
ОТВЕТИТЬ
Трумль 05-06-2017, 16:08
+1 2 1
1. Сколько уже можно пересказывать легенду про 80% уничтоженного города? Минск был преимущественного деревянным захолустьем по меркам даже СССР. Сгорели деревянные постройки, которые буквально через 3 года после окончания войны были отстроены.

2. Отсутствие богатого архитектурного наследия есть следствие захолустности города который и столицей стал сугубо по политическим соображениям. Минская губерния среди всех губерний Северо-западного края расположенных на территории современной РБ имела самую низкую плотность населения. Кроме того, существенную часть того посредственного наследия что осталось уничтожили бравые Машеровы и прочие. Но, повторюсь, никаких шедевров мирового уровня они не уничтожили, потому что в Минске шедевров не было.

3. В пределах Черты оседлости евреи могли заниматься чем угодно. Согласно указу 1851 года отдельно было прописано "земледельцы", которые помимо прочего могли переселяться и за пределы Черты, в том числе на Кавказ. Ремеслом же евреи они занимались потому что еврей-ремесленник мог свободно покидать черту оседлости. Иными вариантами выйти из ограничений Черты оседлости были: принятие православия, получение высшего образования, служба в армии и т.д. и т.п. перечитайте профильное законодательство, оно много раз менялось в течение 18 века.

Автору по истории хлипка троечка. Оперирует не данными, а легендами. Что касается архитектурных пристрастий, то не могу не согласится что здание рядом с цирком весьма хорошо собой, а его местоположение это выбор заказчика. Здесь Чижа рапинайте, а не Чобана.
ОТВЕТИТЬ
ava
Неточность. Исторический центр был преимущественно каменным. Разрушения были достаточно сильными (особенно, после бомбардировок РККА при освобождении). Но эти разрушения были обратимыми, ввиду технологии постройки каменных зданий того времени. Несущие стены в полтора метра "убить" очень тяжело. А вот деревянные перекрытия горят легко. И при желании, восстановить Минск в объеме 70-85% от довоенного можно было легко. Но решили все рушить и строить по-новому. В итоге, по моим подсчетам, после войны было снесено примерно 150-200 каменных зданий, формировавших историческую застройку.
Да, среди них почти не было архитектурных шедевров мирового уровня, но было с десяток зданий, которыми мог бы гордиться любой европейский город.
ОТВЕТИТЬ
Трумль 05-06-2017, 17:51
0 1 1
Во-первых, надо оговаривать размеры этого исторического центра с каменными строениями, потому что "неабыякавыя маладзены" мроящие про утраченную спадчыну считают что было снесено 10.000 прекрасных эльфийских вилл. Каменный Минск это кусок участок от Почтамта до Цирка шириной от Немиги до Карлы-марлы. Впрочем даже этот участок имел существенные вкрапления деревянных строений.

Во-вторых, не соглашусь относительно разрушений при освобождении города. На немецкой карте 1941 года вся историческая часть уже отмечена как выгоревшая: "abgebrannte Bezirk".

В третьих, цифра в 150-200 зданий выглядит достаточно взвешенной, но я не могу согласиться с тем что снесенное стало бы украшением европейского города. Я согласен с тем что эти здания смотрелись бы органично в старом европейском городе, однако при сохранении снесенных зданий Минск не стал бы классическим европейским городом. 95% всего что было построено на территории Минска (в том числе с учетом утраченного) было построено во времена Российской Империи/СССР. Из европейских городов он был бы похож на города прошедшие масштабную реновацию в 19 веке.
ОТВЕТИТЬ
ava
С участком Вы погорячились. Есть в высоком разрешении немецкая аэрофотосъемка 41 года. Там вполне можно увидеть размеры каменного Минска. Не глобально, но больше обозначенных Вами, однозначно.

По поводу выгоревшего города. Повторюсь, деревянные перекрытия выгорали. Но каменные коробки с полутораметровыми стенами оставались. Как пример, имею военное фото сгоревшего дома на Мясникова, который здравствует по сей день.

По поводу архитектурной ценности - это уже чистая вкусовщина. Спорить бессмыссленно. Мне, например, нравится очень. И я уверен, что город, сохранись в нем застройка немиги, замчища, только бы выиграл.
ОТВЕТИТЬ
Трумль 05-06-2017, 16:09
0 1 1
1. Сколько уже можно пересказывать легенду про 80% уничтоженного города? Минск был преимущественного деревянным захолустьем по меркам даже СССР. Сгорели деревянные постройки, которые буквально через 3 года после окончания войны были отстроены.

2. Отсутствие богатого архитектурного наследия есть следствие захолустности города который и столицей стал сугубо по политическим соображениям. Минская губерния среди всех губерний Северо-западного края расположенных на территории современной РБ имела самую низкую плотность населения. Кроме того, существенную часть того посредственного наследия что осталось уничтожили бравые Машеровы и прочие. Но, повторюсь, никаких шедевров мирового уровня они не уничтожили, потому что в Минске шедевров не было.

3. В пределах Черты оседлости евреи могли заниматься чем угодно. Согласно указу 1851 года отдельно было прописано "земледельцы", которые помимо прочего могли переселяться и за пределы Черты, в том числе на Кавказ. Ремеслом же евреи они занимались потому что еврей-ремесленник мог свободно покидать черту оседлости. Иными вариантами выйти из ограничений Черты оседлости были: принятие православия, получение высшего образования, служба в армии и т.д. и т.п. перечитайте профильное законодательство, оно много раз менялось в течение 18 века.

Автору по истории хлипкая троечка. Оперирует не данными, а легендами. Что касается архитектурных пристрастий, то не могу не согласится что здание рядом с цирком весьма хорошо собой, а его местоположение это выбор заказчика. Здесь Чижа рапинайте, а не Чобана.
ОТВЕТИТЬ
ЗАЛОГИНЬТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ
VKONTAKTE
Или комментируйте с помощью капчи
НОВОЕ НА CITYDOG.BY