«Бил так больно, что пару раз хотела вызвать милицию». Минчанки о том, почему не общаются со своими братьями и сестрами
5
14.12.2017

«Бил так больно, что пару раз хотела вызвать милицию». Минчанки о том, почему не общаются со своими братьями и сестрами

Многие привыкли, что брат или сестра – это всегда помощь и опора. Но, оказывается, не всегда.

Многие привыкли, что брат или сестра – это всегда помощь и опора. Но, оказывается, не всегда.

 

ЕКАТЕРИНА
(имя изменено по просьбе героини)

«БИЛ ТАК БОЛЬНО, ЧТО ПАРУ РАЗ ХОТЕЛА ВЫЗВАТЬ МИЛИЦИЮ»

– Я не то чтобы ненавижу своего брата, но и любви не испытываю по многим причинам.

Брат всегда вел себя как избалованный ребенок, хотя причин для этого не было: родители нас не баловали, воспитывали в строгости, стараясь вырастить добрых и скромных людей. Сейчас я могу сказать, что со мной это прокатило, но с братом почему-то нет.

Он был жестоким ребенком, всегда искал любую возможность, чтобы кого-нибудь унизить и подставить меня или других детей, сдать и заложить по любому поводу. А его растили как в теплице, защищали ото всех обидчиков, хотя брат всегда нарывался первым и потом жаловался, что его обидели.

Например, кинул как-то он камнем в мальчика, а тот его в ответ легонько стукнул, чтобы больше так не делал. И что вы думаете? Брат бежал и кричал, что его побили. Так и подставлял других. А мама с бабушкой его жалели: «Бедненький сыночка, хочешь в компьютер поиграть?»

Позже он записался в секцию бокса, и его «грушей» для отработки приемов стала именно я. Стою на кухне, готовлю обед. Брат внезапно оказывается рядом и говорит: «Малая, щас руку заломаю, быстро отдала мне свои конфеты». Или просто: «Смотри, как я умею», – и перекинет через бедро, например.

Еще он закрывал меня в ванной на весь день, портил еду, выбрасывал любимые вещи: дорогая косметика, приятные мелочи, подаренные молодым человеком, цветы. Бил иногда так больно, что пару раз хотела вызвать милицию, но сдержалась. Вообще, говорить о его издевательствах и обзываниях можно бесконечно, но думаю, что и так понятно, почему я не испытываю к нему нежных чувств (улыбается).  

 

«ЕДУ МНЕ БЫСТРО ПРИГОТОВИЛА! Я ЧТО, ГОЛОДНЫЙ ДОЛЖЕН ХОДИТЬ?!»

Родители знали, как он ко мне относится, но верили, что это я его обижаю, а он просто дает сдачи. Хотя уже на тот момент он был вдвое больше меня.

Сейчас мы с ним не общаемся. В свои 24 года он живет с родителями и не работает, потому что «это же сыночка, он еще на ноги не встал». Мама теперь все понимает, ведь брат может заломать ей руку за спину и сказать: «Еду мне быстро приготовила! Я что, голодный должен ходить?!» При этом он улыбается и делает вид, что шутит. Но мама на это не реагирует, так как все равно ничего с этим не поделать. Улыбается и делает вид, что он действительно так шутит: «Это же сыночка, он так играет».

В подростковом возрасте я мечтала, что он все это перерастет и во взрослой жизни мы будем общаться, будем друг другу поддержкой, как все нормальные братья и сестры. Не сложилось, не перерос.

Тогда мне было больно и очень обидно, что он так себя со мной ведет, а сейчас некоторые моменты вспоминаются больше с улыбкой от осознания его тупости. Откуда взялось такое поведение, почему он стал таким – сказать сложно. Но мне хочется, чтобы брат был родственником, а не врагом.

 

Валентин Денисов-Мельников
клинический психолог, телесный терапевт

 – Нежелательное поведение ребенка надо пресекать, а не потакать, объясняя все тем, что он маленький. Конечно, дети проверяют границы, пытаются понять, что можно, а чего нельзя, и обязанность родителей – установить эти границы, дать понятные правила и ориентиры. И стараться всегда занимать сторону справедливости, а не сторону своего ребенка. Это и для ребенка будет полезнее. Он поймет, что его и хвалят за дело, и наказывают заслуженно.

В данном случае, как мне кажется, дело, конечно, и в воспитании, и в потакании, но не только. Есть ощущение, что брат лишен такого качества, как эмпатия: он не чувствует боли других людей, не интересуется их чувствами, не способен сопереживать. А это признаки психических отклонений.

Девушке стоило вызывать и милицию, и психиатрическую «скорую», когда он вел себя агрессивно. Теперь это хорошо бы сделать матери. А родителям детей с таким явно девиантным поведением стоит не затягивать, а обратиться к детскому психиатру, чтобы сразу купировать нежелательные тенденции развития.

Чем больше агрессор уверен в своей безнаказанности, тем агрессивнее он будет становиться. Не говоря уже о том, что психические заболевания сами по себе прогрессируют. По возможности надо давать отпор там, где это возможно, и делать так, чтобы агрессор понимал, что выйдет все это себе дороже.

Но человека с расстройством личности это вряд ли остановит: психопатии лечатся фармакологически.

 

АЛЕКСАНДРА
(имя изменено по просьбе героини)

«НЕ БУДЬ КАК ОНА, А НЕ ТО ЭТО УБЬЕТ ТВОИХ РОДНЫХ»

– Я ненавижу свою сводную сестру. У отца до того, как он встретил мою маму, была другая семья с дочерью, которая старше меня на 16 лет. Это был ранний брак, оба молодые – по 21 году, – только-только начали входить во взрослую жизнь. Надо было как-то устраиваться, а тут еще и ребенок. И по неопытности они, скажем так, немного упустили ее в воспитании.

Девица она выросла ветреная, беззаботная, к жизни элементарно неприспособленная. Как итог – ее выгнали сначала из колледжа, потом дважды чуть не выгнали из университета, который она окончила просто чудом. И, думаете, она хоть день проработала по специальности? Как бы не так. Она все крутила носом: и кабинеты у них маленькие, и условия грязные, и коллеги на нее странно смотрят. По итогу на первой работе она задержалась только на два месяца и «ушла искать себя».

Так и началось: курсы фитнес-тренера, курсы парикмахера, визажиста, маникюра. Но смысла никакого – поучилась, сертификат на руки получила, на стенку повесила и забыла. Но не работать. А курсы-то платные, а денег своих нет, как и работы.

Да и жить на что-то надо: покупать дорогие шмотки, делать бесконечные ремонты, чтоб «как у всех», содержать «крутую машинку» и двух детей, с отцами которых она быстро разводилась по причине «несхождения характеров». И что ей в таком случае, бедной, было делать? Идти к маме с папой.

С мамой договориться было сложно, женщина она жесткая, а вот с отцом – практически всегда пожалуйста. У него же вина на всю жизнь: ушел из семьи, оставил ребенка. А в ответ никакой благодарности. Она никогда не поздравляла его с праздниками, не спрашивала, как дела. Звонки были только тогда, когда ей нужны были деньги. Плюс начинала давить на жалость, что у нее же дети, «твои внуки, между прочим».

 

«СРАЗУ СТАНОВЛЮСЬ ДЕВОЧКОЙ ДЛЯ БИТЬЯ»

Осознание ненависти пришло, когда я начала замечать, что треть ссор и неприятных разговоров начинается из-за нее. Отец побудет у них в гостях, вернется домой и начинает нам предъявлять типа: «Почему эта вещь здесь лежит, почему это не сделано, зачем вы это купили?» 

После этого у меня возникает встречный вопрос: почему ты должен помогать почти 40-летней женщине, у которой сертификатов об образовании, как пальцев на руках? При этом она может сидеть ровно и даже не пытаться работать. И за себя становится обидно: она позволяет себе все, что хочет, а как снимать эмоциональные последствия от ее выходок – так сразу я становлюсь девочкой для битья.

И вот из-за того, что я постоянно за этим наблюдаю, всю жизнь испытываю этот комплекс и никогда не могу ничего попросить у своего отца. Стыдно и неудобно. Как будто я его добротой пользуюсь. А он обижается, думает все время, что я зла на него, раз никаких подарков и денег «на карман» не беру.

Да и вообще, по жизни не могу просто расслабиться и сделать так, как мне хочется. Просто боюсь разочаровать его, боюсь, что начнет с ней сравнивать и винить себя, что не смог меня нормально воспитать. Это уже стало моим лейтмотивом по жизни: «Не будь как она, а не то это убьет твоих родных».

По итогу становишься супердерганым человеком, который во всем ищет недостатки и причины для катастроф. Не умеешь нормально реагировать на какие-то обидные мелочи вроде забытой грязной кружки. Я сразу представляю двухчасовой скандал, который потом из-за нее разгорится.

А еще за всякий промах тебя всячески недооценивают. Причем в две стороны. Не заладилось с учебой – все понятно, вся в сестру, такая же безответственная и ленивая. Начинаешь исправлять, сидишь неделями за учебниками – чего сидишь, чего с друзьями никуда не идешь, а вот твоя сестра была активной и общительной. Потом, конечно, звучат извинения и одобрения моих действий, но я уже им не верю, просто разучилась обращать внимание.

 

«БУДЕШЬ ТАК ДЕЛАТЬ, СТАНЕШЬ ТАКОЙ ЖЕ, КАК ОНА»

С троюродной сестрой почти похожая история. В детстве все было классно, мы были не разлей вода. А потом у нее начался переходный возраст – и ей просто снесло крышу.

Из милого ребенка она превратилась в невыносимую стерву: врала, хамила, капризничала по поводу и без. И когда я оказывалась рядом с ней, то вступал этот закон контраста: я – тихий спокойный послушный ребенок, она – невыносимый сорванец.

Как бы родственники ни пытались показать, что все равно ее любят, было очевидно, что по сравнению со мной она была плохой. Ну и она решила этим пользоваться: сначала долго изводила своим поведением, чтобы добиться своего, а потом резко включала такого ангела, прям нимба не хватало. И это работало, особенно учитывая характеры наших бабушек, которые свято верили, что ребенку действительно чего-то не хватает и что они во всем виноваты.

По итогу мы имеем барышню ленивую, нецелеустремленную белоручку, которая, несмотря на высокие баллы, трижды вылетала из универа, потому что ей было элементарно лень приехать и сдать сессию.

И опять все как бы случайно намекают, что «вот будешь так делать, станешь такой же, как она». И опять отодвинь все свои желания и предпочтения и веди себя так, как от тебя ждут, потому что еще одного разочарования в семье родные не перенесут. Спасибо, сестренка, прямо большая благодарность.

 

Комментарий специалиста

– Не надо чувствовать себя ответственной за всех детей Африки. И не надо свои психологические проблемы объяснять тем, что сестра плохая. Может, та ведет себя не лучшим образом. И что? Это ее жизнь, ее проблемы, ее отношения с отцом.

Девушке не надо скрывать свои страхи и переживания от родных. Она может рассказать отцу, что думает про его отношения с ее сестрой и почему не может брать у него деньги, и все сразу станет чуть понятнее. Потому что пока каждый сам по себе и ничем не делится с близкими, отношения не смогут меняться к лучшему. Надо разговаривать, обсуждать, находить взаимопонимание.

А отцу стоит понять, что, финансово поддерживая дочку, не желающую работать, он не делает ей хорошо – он поощряет ее инфантильность.

Что касается ситуации с троюродной сестрой, то совет тот же: говорить с родителями и не считать, что за все в этом мире отвечаешь именно ты. А если самой не справиться, то обратиться к психологу и работать с ним.

 

Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.