«Больше одной татуировки – это тоже симптом». Психолог рассказывает, зачем минчане наносят себе увечья

2017-05-16
Тема  
 
20

«Больше одной татуировки – это тоже симптом». Психолог рассказывает, зачем минчане наносят себе увечья

Не смертельно
Селфхарм понятие не новое, но в последнее время довольно популярное – вы наверняка видели уйму фото порезов и ожогов в соцсетях.
0
0
0

Селфхарм понятие не новое, но в последнее время довольно популярное – вы наверняка видели уйму фото порезов и ожогов в соцсетях.

Что это за явление и почему оно возникает, рассказал психолог, специалист по телесно-ориентированным техникам, участник долгосрочной программы при Датском институте бодинамики Сергей Шлапак.

«Контактные единоборства, работа с высоким уровнем травматизма, татуировки, пластическая хирургия – это тоже самоповреждение в социально приемлемой форме, – уверен Сергей. – По сути, нет разницы между человеком, добровольно идущим на ринг, где его побьют, и человеком, который тихо режет себе руки. Просто первое вы можете обосновать причинами, которые многим будут понятны: желание стать знаменитым и зарабатывать, например». 

Почему люди себя травмируют: «Мы любим кровь и зрелища»

– У нас есть два способа познания себя – наблюдение и эксперимент. И если человека не научили по-другому, то в случае с телом остаются детские способы: наносить повреждения другим и наблюдать либо наносить повреждения себе.

Вспомните о широко известном примере, который используют маленькие дети: разломать и посмотреть, что внутри, в том числе и живых существ. Некоторые взрослеют, а способ познания не меняется.

Исследования телесности в тюрьмах показывают, что у людей с психопатическим поведением преобладает первый тип. Когда им интересно узнать, как устроена рука, они ломают ее кому-нибудь. Человечество более социально ответственные относятся ко второму типу.

Вообще, во многом культурная жизнь человека строится на необходимости понять себя и свое тело, поэтому мы и любим кровь и зрелища.

Татуировка – это тоже о принятии себя. Внезапно между татуировкой и порезами никакой разницы, в общем-то, нет. Более того, порез у вас зажил, а татуировка осталась. Я не против татуировок, но для меня это симптом. Есть исследования, которые доказывают, что если у человека больше одной татуировки, то это явно указывает на сложности с восприятием образа собственного тела.

 

Зачем человеку нужна боль: «Переживания хуже, чем повреждения»

Еще важно поговорить о таком понятии, как боль. Болевые ощущения говорят, что с организмом что-то не в порядке, чтобы мы обратили внимание на это место и приняли меры. Параллельно в организме работает механизм, который, как только у нас что-то начинает болеть, включает определенные структуры мозга. Вырабатываются гормоны, чтобы снизить уровень боли.

У нас есть шесть видов физической боли и только один психической (душевной). Боль каждого человека уникальна и неповторима. Вы можете сочувствовать чужой боли, можете помочь ее уменьшить, но не можете ее понять. То, что для нас может быть абсолютно нормальным, для другого может быть очень болезненным – и наоборот. Некоторые люди негативные эмоции, «душевные» переживания ощущают как реальную физическую боль, причем достаточно сильную.

Я, например, обзывательство «дурак» пропущу мимо, не обращу на него внимания. А для какой-нибудь неуверенной в себе девушки, которую гнобили дети в школе или родители, обзывательство «дура» будет разрушающим. Она может неделю ходить и переживать из-за этого, находиться в субдепрессии и испытывать реальную боль.

Очень хорошо, что теперь мы знаем множество достаточно быстрых способов решить такую проблему. Есть куча техник и методик управления переживаниями и болью, но, если человек не знает ни одной, он будет идти по самому простому и очевидному пути – перенаправлению внимания на физические ощущения.

Это просто объяснить на физической боли: у вас болит голова. И вам, например, вывихнули палец – голова сразу станет болеть как минимум меньше, а то и вовсе перестанет. Таким образом, люди наносят себе повреждения, потому что не умеют по-другому справляться с душевными переживаниями или сложной ситуацией. Как бы это парадоксально ни звучало, так они делают себе менее больно.

Для большинства это может звучать странно и ужасно, но для такого человека переживания хуже, чем повреждения. Что важно, когда у нас возникает физическая боль, психическая боль сильно снижается или пропадает вообще. К тому же, когда болит тело, человек получает выброс эндорфинов. Все воспринимается проще. Когда человека после этого еще жалеют, гладят – добавляется окситоцин: уменьшается тревожность. Таким образом он косвенно получает еще и наслаждение.

Иногда желание навредить себе указывает на недостаток физической активности – гипокинезию или гиподинамию. У человека есть безусловная потребность в движении. Мало движения – мало эндорфинов – плохо работает антиноцицептивная система – появляется потребность подвигаться. Если мы не умеем по-другому – то решение может выражаться в самоповреждении. Прямом или косвенном – через провокацию других.

Как ни странно, некоторые люди прибегают к самоповреждению, когда происходит что-то хорошее. И все из-за существования абсолютно идиотского убеждения, что за все хорошее нужно платить. Чтобы компенсировать это плохим сразу, а не ждать неизвестно чего и неизвестно когда, человек может, например, порвать себе куртку. А может и специально удариться. 

Аня (21): «Порезы увидела мама – и всерьез испугалась»

– Все началось около пяти лет назад: в приступах неконтролируемой злости на саму себя я стала ударять кулаком о шероховатую стену балкона (чтобы было больнее) до тех пор, пока злость не сменялась опустошением. Продолжались такие «упражнения» недолго и не так часто.

Года через два, когда у меня начались действительно серьезные проблемы с ментальным здоровьем, я схватилась за обычный канцелярский резак. Причиной тому была опять же буря эмоций, с которыми я просто не могла справиться. Казалось, их было настолько много, что становилось трудно дышать. Тогда я попробовала сделать пару неглубоких порезов на руке – мне стало легче.

Это было сродни выдоху, сознание довольно быстро переключилось на болезненные ощущения, эмоциональная буря поутихла. Так я и пристрастилась к селфхарму. Правда, порезы стала наносить на ногу, чтобы было не так заметно, потому что их количество и глубина за «ходку» увеличивались.

Те, кто об этом узнавали, реагировали по-разному. Сложнее всего было с мамой, которая по моей неосторожности заметила шрамы. Она не задавала лишних вопросов, а я постаралась побыстрее замять эту тему и больше к ней не возвращаться. Однако было видно, что она не на шутку перепугалась. Помню, она только спросила, знает ли об этом мой лечащий врач.

Друзья в основном реагировали более-менее спокойно, старались подбодрить, спрашивали, зачем. Для многих это действительно дико: когда сам с этим не сталкиваешься, то и понять довольно сложно.

Сказать об этом своему врачу долго не решалась. Честно говоря, было стыдно. Казалось бы, уже довольно взрослая, а справиться с самой собой без самоповреждений не в силах. Но со временем я рассказала и не пожалела об этом. Все-таки лечащий врач должен знать все, чтобы помочь выйти в ремиссию. А жить нормально хотелось.

С последних порезов прошло уже порядка 4-5 месяцев, но сказать с уверенностью, что больше такого не повторится, я не могу. Иногда соблазн слишком велик, потому что это быстрый и привычный способ для меня прийти в себя, вернуть трезвость ума, так сказать.

Пока что до конца так и не разобралась, жалею я об этом или нет. С одной стороны, перед тобой постоянное напоминание о времени, которое вспоминать особенно не хочется. С другой стороны, это служит и напоминанием о том, через что я прошла и что пережила, что я со всем справилась. И для меня это на самом деле важно.

Человечество наносят себе повреждения – это же проблема?

– Что мы считаем проблемой? Мне очень нравится определение Бу Хейльсков Элвина, известного шведского специалиста по работе с проблемными подростками и людьми с психофизическими нарушениями: «Проблемное поведение – поведение, которое создает неудобство для окружающих».

Но ведь для человека, совершающего самоповреждение, это не является проблемой, проблема только у вас. Человек это делает зачем-то, у него есть какая-то цель и задача. Это нам страшно, когда мы смотрим на это. Если вы рассматриваете что-то как проблему, то это касается только вас. Если мы с такой позиции подходим к людям, которые наносят повреждения сами себе, всё сразу становится на свои места, всё становится гораздо проще.



Если это не ужасно для него самого, то не ужасно и для вас. Порой в лечении есть проблемы с этим: когда людям запрещают наносить себе повреждения, они начинают еще больше переживать, искать альтернативу. Запретите кому-нибудь себя резать, он начнет себя кусать или еще что-то хуже. Старый способ использовать запретили – а новому не научили.

Для примера: попробуйте начать делать салат, а рядом пусть кто-нибудь будет стоять и говорить все время «не делай так!», «ты делаешь неправильно!». А еще и удерживать вас. Много ли времени нужно, чтобы вы пришли в ярость?

И как вы себя будете чувствовать, когда вам скажут: «Ты так не режь огурец, можешь повредить себе палец. Попробуй вот так». Насколько это более конструктивно?

Как показывают исследования, среди людей, склонных к самоповреждению, которых до этого допускают, количество самоубийств в разы меньше, чем у тех, которым это запрещают.

Есть хорошая цитата: «Такое поведение не опасно само по себе, даже если оно причиняет неудобство окружающим. Педагогической задачей является не прекращение такого поведения, но терпение и поиск причин его проявления».

Задача – не винить человека и не запрещать, а разобраться в причине и научить его справляться с переживаниями другим способом.

Это даже больше педагогика, нежели психология. И, когда мы ставим проблему таким образом, у нас внезапно открывается миллион возможностей и появляются потрясающие результаты. Если вы знаете метод, который приносит меньше боли и больше удовольствия, будете ли вы пользоваться старым способом и вредить себе?

 

Как справляться с эмоциями: «У нас потеряна культура переживания горя и печали»

Еще в середине двадцатого века люди умирали гораздо чаще и больше, чем сейчас. Мы избалованы цивилизацией.

Раньше из-за частых смертей была культура горевания, все знали, как с этим справляться. Сейчас детей этому не учат. У нас все стремятся к бездумному позитиву.

Я согласен, лучше быть веселым и богатым, чем бедным и грустным. Но, когда на любую негативную реакцию ребенку говорят стандартные «не злись», «не плачь», «не ной», у него не появляется другого навыка, как остановить переживание и выразить его через часто неадаптивные действия. 

Детям надо позволять злиться, плакать, переживать тревогу. Обучать их управлять своими переживаниями, чтобы, когда они вырастут, у них пропала необходимость причинять себе боль.

Банальный пример: мальчику с детства повторяли, что мужчины не плачут. Он вырастает и помнит об этой установке. И, когда наступает момент переживания, он не знает, как справляться с эмоциями и идет бухать, чтобы потом с кем-нибудь подраться. А подравшись, он получает вескую причину для слез – физическую боль.

Кстати, напиться – это тоже физическое насилие по отношению к себе, как и наркотики, и опасная езда на автомобиле. Последнее может быть еще и насилием по отношению к другим, если все же произошла авария и пострадали невинные. Если мы начинаем смотреть на картину не узко, а шире, мы видим, что порез – это одно из самых безобидных средств, которым человек может навредить самому себе.

Марина (24): «Это как помутнение рассудка»

– Началось с нервного срыва. Под рукой оказалось лезвие, ну и появилась мысль «а не резануть бы себя?» В этом неадекватном состоянии, собственно, я впервые и попробовала.

Резала себя я часто. Поводы для этого даже не помню: может, что-то не получалось или кто-то что-то про меня сказал. Бывает, кроет не пойми из-за чего, и ты сразу берешь лезвие. У меня это, скорее, было периодами, когда все вокруг было плохо.

У меня тогда не было суицидальных мыслей. Скорее, хотелось сделать себе больно физически, чтобы не чувствовать боль душевную. Это давало облегчение, я лично успокаивалась, когда это делала. И делала я это не напоказ. Правда, потом понимала, что порезала-то себе руку и рано или поздно все это увидят.

Но проблема в том, что легче становилось на некоторое время. Потом, когда «отпускало», я понимала, что натворила, и мне было не по себе, я понимала, что это ненормально. Это что-то вроде помутнения рассудка, когда ты вообще не соображаешь что делаешь.

К врачам я не обращалась, потому что просто забила. Я поняла, что надо с этим завязывать, когда случайно дорезала себя до вены. Ведь умирать совсем не хочется.

Я лежала в суицидально-депрессивном отделении (но не из-за порезов, по другой причине), и там все были порезанные: кто-то тоже просто так себя травмировал, а у кого-то была попытка суицида. И врачи там к этому относятся нормально: видимо, много кто так делает.

Все родные были в шоке. Мама, правда, после «дурки» приняла это, но очень просила больше не делать такого. Из друзей никто не понимал, называли больной, кроме одной подруги, которая, собственно, тем же занималась периодически.

Больше я таким не занимаюсь. К тому же я на сильных таблетках, мне не хочется, да и в экстренные случаи не попадаю.

Каждый раз, когда смотрю на шрамы, жалею.

Психологический селфхарм: «Я не смогу, не справлюсь»

– Мы часто забываем, что есть и психическое насилие, которое некоторые люди переносят гораздо сложнее. Физическое насилие четко и понятно: у вас есть порез, вы знаете, что с ним делать, у него понятная боль. А с психическим насилием или переживаниями у нас в культуре не учат обходиться. Только недавно потихоньку начали с этим работать.

До сих пор психиатр – это очень страшное слово. А поход на консультацию к психиатру или психотерапевту – это уже иллюзия признака психического нездоровья. Все, конечно, не так.

Физическое насилие встречается реже, чем психическое: обзывают (или унижают) нас гораздо чаще, чем бьют. А психическое насилие очень многогранно и неосязаемо, оно незаметное по отношению к самому себе. Но оно делает вас несчастным, не способным к действиям, оно понижает самооценку и унижает достоинство. Поэтому психологическое насилие по отношению к себе – действие гораздо худшее, чем физическое.

Обвинение и обзывание себя, фразы «я не могу, не справлюсь» – это тоже самоповреждение. Формально нет разницы между втыканием в себя шила и обзыванием себя. Пока вы занимаетесь самоистязанием, у вас ухудшается работа, настроение, вы хуже контролируете свою жизнь и свое спокойствие.

Куча людей даже не замечают, как насилуют себя. Причиной могут быть даже образы из детства. Есть много исследований на эту тему. Например, группу детей делили на две части, одних обзывали, говорили, что они ничего не понимают, а вторых хвалили. У второй группы успеваемость была гораздо выше. Потом их меняли местами, и у второй группы успеваемость падала, а у первой росла.

Вот банальный пример. Идет человек, и его облила машина из лужи. Это, безусловно, неприятно и немного стыдно (хотя чего стыдиться, вы же не специально). Что сделает человек с установкой на рост? Зайдет в ближайшую уборную и помоется. Человек, который склонен к нанесению себе психических повреждений, начнет страдать, думать, что он хуже остальных, что на него плохо смотрят, что весь день испорчен. И он будет еще месяц переживать.

Человек наносит себе психическое повреждение каждый раз, когда относится к себе нерационально и негативно, когда совершает любое принижение себя.

Как избегать самоповреждения и справляться с переживаниями?

Когда хочется себя порезать, ущипнуть, побиться о стену головой, вы должны поискать, какая стоит за этим эмоция и потребность. Когда человек это понимает, он может выбрать альтернативное действие: хотите оттолкнуть человека – звоните и посылаете, хотите что-то получить – пишете план действий, умер любимый питомец – звоните другу (подруге), просите приехать, смотрите грустное кино, пьете какао с конфетами и выговариваетесь.

Еще один способ – записать все на бумагу. Просто выписываете весь поток мыслей. Все, что происходит. Когда осознали, бумагу выкинули – и ни в коем случае не перечитывайте. Или, опять же, зовите адекватного друга, который просто выслушает, не будет давать советы (или будет, если вы попросите, исполнять их никто не обязывает). Удивительным образом это работает.

Известный и банальный способ побороться с меланхолией и депрессией: наливаете себе какао (или кофе, чай, смотрите на предпочтения), берете что-нибудь сладкое, садитесь на диван, укутываетесь во что-то теплое, включаете грустную музыку или мелодраму и разрешаете себе плакать и грустить. Очень хорошо, если есть еще и человек, которому можно поплакать в плечо.

Когда вы разрешаете себе тосковать, как бы вас ни разрывало, самые сильные слезы заканчиваются через 5-10 минут. Если это, конечно, не серьезное горе, которое может растянуться. Если хочется слушать грустную музыку – слушайте, музыка предназначена для возможности контролировать свои эмоции.

Займитесь физической активностью, это помогает. Сходите на субботник, сделайте активную уборку, прибейте полочку, сходите в магазин для бабушки-соседки. Любая физическая активность, особенно если она направлена на альтруизм, успешно решает такие проблемы.

Если вы сами не справляетесь, обращайтесь к специалисту. Это правильное действие. Хороший специалист за несколько занятий научит вас справляться с проблемой.

В конце концов, если не хотите работать или рыться в своих убеждениях на приеме, сходите на спа-процедуры или массаж. Количество исследований, подтверждающих высокую эффективность массажных процедур при тревожных расстройствах и депрессиях, исчисляется тысячами.

Конструктивных способов избежать самоповреждений психических или физических очень много. Главное – пользоваться ими, и вы сразу увидите, как в вашей жизни стало гораздо меньше негатива и странных людей, которые пытаются сделать вам плохо, а появилось намного больше радости, счастья и безопасных друзей.

Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: buy-forum.ru.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
2017-05-16
Тема  
 
20
0
0
0
КОММЕНТАРИИ
я люблю татуировки, так же, как и красивые платья. красивые платья - это симптом?
ОТВЕТИТЬ
Вот же бредятина ))

>>Татуировка – это тоже о принятии себя.
Татуировка, увечья - это как раз из-за непринятия себя, из-за нелюбви к своему телу.

Вторая причина - пубертат. Кто делает чаще всего татуировки, в каком возрасте? - Подростки, в подростковом. Переживая самый тяжёлый этап в своей жизни, подросткам сносит крышу, они слушают тяжёлую музыку, чтобы заглушить свою тревогу, они наносят себе увечья, пробуют наркотики по той же причине. У кого-то начинается период саморазрушения, осознания себя, нелюбовь к себе прежнему, опять же увечья, татуировки, неформальность, поиск себя, желание влиться в какое-нибудь движение, вегетарианство, диеты и прочие надругательства над своим телом и духом.
ОТВЕТИТЬ
Большой Бадабум 16-05-2017, 23:37
+27 32 5
Глубочайшие познания! Пора открывать свою психологическую практику!
На самом деле нет.
ОТВЕТИТЬ
Мне больше нравится тут тусить. Так что вам не удастся так легко от меня избавиться )
ОТВЕТИТЬ
Беру свои слова о бредятине назад. Очень интересная и познавательная статья. Мерси!
ОТВЕТИТЬ
evil octopus 17-05-2017, 08:03
+23 39 16
Мне очень грустно жить в мире, где больше одной тататуировки это симптом, а костюм урода немаркой расцветки -
норма
ОТВЕТИТЬ
ava
этому борову, возможно, будет сложно понять это, но вообще на ринг выходят не затем, чтобы их побили, а затем, чтобы победить
ОТВЕТИТЬ
ты выходил на ринг?
ОТВЕТИТЬ
Правдоруб 17-05-2017, 10:12
+10 20 10
Лишний вес как у героя статьи, это тоже диагноз.
ОТВЕТИТЬ
абсолютно полностью здоровый человек достаточно эгоистичен, чтобы быть психологом)
ОТВЕТИТЬ
Дополню, что здоровому человеку больше нет необходимости быть психологом. Психологами становятся чаще всего те, что хочет избавиться от своих собственных проблем и тараканов.
ОТВЕТИТЬ
абсолютно полностью здоровый человек достаточно эгоистичен, чтобы быть психологом)
ОТВЕТИТЬ
ava
бомбалейло забитых в комментах - бесценно)
спасибо, ситидог
ОТВЕТИТЬ
татуировки делают, чтобы сохранить какие-то воспоминания и значимые моменты для себя, чтобы отличаться от всех, важно даже кто тебе делает тату, или где ты делаешь тату, в конце-концов это просто офигенный выброс адреналина в кровь! так можно все на свете записать в диагноз. беларусь - страна диагнозов)))
ОТВЕТИТЬ
а что , память воспоминания уже на сохраняет?
ОТВЕТИТЬ
ava
Ситидог плавно превращается в комсомольскую правду. Диагноз: "совок головного мозга"
ОТВЕТИТЬ
все кто не деграданты - совки! великая мысль деграданта, еще напиши что водку пить полезно .
ОТВЕТИТЬ
все кто не деграданты - совки! великая мысль деграданта, еще напиши что водку пить полезно .
ОТВЕТИТЬ
Говорить «Есть исследования» без ссылки на исследования — bullshit.
ОТВЕТИТЬ
Людмила 18-05-2017, 03:06
+7 7 0
Спсибо, ситидог. Хороший собеседник.
ОТВЕТИТЬ
ЗАЛОГИНЬТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ
VKONTAKTE
Или комментируйте с помощью капчи
НОВОЕ НА CITYDOG.BY