Возрождение из ничего. Как сотня архитекторов изменяла одну белорусскую деревню
6
14.05.2018

Возрождение из ничего. Как сотня архитекторов изменяла одну белорусскую деревню

Vodka Рavillion, философские качели и сауна на колесах: смотрите, что получается, если на две недели отправить сотню архитекторов и урбанистов в белорусскую деревню.

Vodka Рavillion, философские качели и сауна на колесах: смотрите, что получается, если на две недели отправить сотню архитекторов и урбанистов в белорусскую деревню.

Редкая деревня в Беларуси получает такой караван из иностранцев в сельпо и такую ревитализирующую прививку, какую получила Черея. Бывшее местечко (а ныне – агрогородок на краю Витебской области) благодаря Белорусской ассоциации студентов-архитекторов приютило [Small European Students of Architecture Meeting] – международную тусовку студентов-архитекторов, совмещающую в себе образовательную и развлекательную функцию и оставляющую после себя удивительные артефакты в виде малых архитектурных форм.

Больше сотни молодых архитекторов со всей Европы съехались в удаленное от трасс и крупных городов место, чтобы вдохнуть в него жизнь. И сделать это совместными усилиями из ничего, Ex Nihilo – именно под таким названием проходило международное событие в этом году.

Из ничего делали не на пустом месте: в прошлом году зарождающееся локальное сообщество уже нанесло Черею и расположенную рядом деревню Белую Церковь на культурную карту Беларуси. В августе 2017 года на землях, когда-то принадлежавшим знаменитым Сапегам и Милошам, прошел первый фестиваль SPRAVA. От других летних фестивалей Беларуси он подчеркнутой интеллигентностью, уютным масштабом, вписанностью в исторический и природный ландшафт и деликатным лайнапом. В планах организаторов фестиваля – развитие локального сообщества и создание в Черее международного культурного центра, и вторым после фестиваля шагом к этому стало их сотрудничество с молодыми архитекторами в рамках SESAM 2018.

Черее почти тысяча лет: по древним легендам, местечко было основано евреями в XI веке на месте пересечения торговых путей. В развитие места вложился и богатейший род Сапегов, и семья Милошей (Оскар Милош – французский поэт и литовский дипломат – родом именно отсюда). К началу ХХ века в Черее проживало около 3000 человек и среди них почти две тысячи евреев. В маленьком городке с костелом, двумя православными храмами и тремя синагогами было место для всех и для всего: здесь были и пекарни, и молокозавод, и кузница, и кожевенное производство, и электростанция, и самая крутая ярмарка в округе. Поговаривают, что в свое время здесь было целых три ресторана, но XX век принес самые жуткие испытания. И если коммунары просто съели всех лебедей, уничтожили усадьбу и разграбили фамильный склеп Милошей, то айнзацгруппы Третьего рейха вместе с коллаборантами в 1942 году уничтожили все еврейское население местечка.

Коллективизация, урбанизация и прочие процессы второй половины прошлого века продолжили начатое, и к сегодняшнему моменту Черея в упадке: ее памятники культуры и архитектуры (их около 15) почти уничтожены, а ее постоянное население – не больше нескольких сотен. В прошлом году здесь даже закрыли среднюю школу, а в наше время это признак скорой смерти деревни. Пусть и агрогородка.

В конце апреля пустующая сельская школа начала преображаться. В ней появились контрастные местности молодые люди, которые стали подготавливать локацию к приему большого количества гостей: обустраивать быт, готовить импровизированные спальные места, разводить электричество и DIY-дизайн. Покинутое начало приобретать новый уют и новый смысл, а 30 апреля в школу умирающей деревни вселилась сотня архитекторов из Финляндии, Греции, Италии, Сербии, Испании, Румынии, России и Беларуси. На время население агрогородка снова стало мультикультурным, увеличилось почти в два раза, и половина его оказалась с неплохим архитектурным образованием.

Поддержка организаторов фестиваля SPRAVA помогла установить максимально доверительный контакт гостей с местными властями и сообществами, и слияние молодых приезжих архитекторов с суровой, но поэтичной реальностью деревни пошло по-майски мягко. Семинары, лекции, воркшопы и ежедневные вечерние развлечения сопровождались «полевой работой»: мероприятие подразумевало ощутимый профит месту – создание участниками ряда вполне материальной и функциональной красоты.

Почти две недели на территории черейской школы участники корректировали привезенные проектные задумки, пилили, строгали, шлифовали дерево, варили и скручивали металл, и молодых архитекторов не останавливала ни жара, ни комары, ни походные условия, ни ежевечерняя культурная программа: каждый день в школу приезжали то диджеи, то пост-рок-группы, то фольклорные ансамбли. Француз Борис Поль Жорж Буаняр из соседней деревни выступил шеф-поваром и разработал для ребят меню, местный тракторист Миша Призрак доставлял материалы и увозил изделия, а организаторы SPRAVA – Матвей Сабуров и Катя Аверкова – делали все, чтобы вычерченные объекты реализовались, вода и электричество не закончились, а дух мероприятия оставался таким же свободным и созидательным.

В результате вокруг Черейского озера появилось более десятка объектов самого разного назначения и смысла. Местные жители втянулись в процесс, полюбили приезжую молодежь как своих и очень переживали за то, что изящные формы, украсившие подзабытую погибающую деревню, сожгут, сломают или украдут. Впрочем, не зря: входную группу у заброшенного еврейского кладбища, установленную финном Йонасом Парвиайненом, чтобы обозначить важное место, стащили в первую же ночь после монтажа, еще до презентации.

Всем остальным объектам повезло больше – их презентовали на прошлой неделе. Благодаря стараниям и усердию Миши Призрака и команды белорусов проект Reciprocal Landscape из весьма абстрактного превратился в остановку для детей в центре Череи – теперь будет не так холодно дожидаться школьного автобуса зимой. На холме над озером появились разработанные российской командой качели со стеной, окном и философским подтекстом: на них человек раскачивается между озером и кладбищем, а в окошке на долю секунды видит далекие руины Троицкой церкви ХVI века, расположенные на другом берегу. Взаимодействие локального сообщества и архитекторов продолжалось практически на каждом объекте: заботливые тьюторы-архитекторы установили на берегу озера беседку под названием Vodka Рavillion, чтобы рыбаки могли любоваться закатом с должным удобством, но жители Череи не захотели оставлять такую красоту на окраине на растерзание рыбакам и попросили перенести беседку в центр. Французы с немцами построили эргономичный фудтрак для местных нужд (повар Борис счастлив), сербы соорудили компактную сауну на колесах, греки подчеркнули контур разрушенной апсиды трудоемким и тонким проектом The Аlter, белорусы спустили на воду дрейфующий пирс, финн и ирландец обогатили архив местной библиотеки огромным количеством скетчей и рисунков, сделанных в прогулках по местности, а румыны в своем проекте Na(rr)ations задокументировали часть зданий в иллюстрированных рассказах и создали альтернативную реальность места.

Кажется, что, если бы мероприятие продлилось еще пару месяцев, Черея превратилась бы в культурную столицу региона, инкубатор живительных идей и проектов как минимум для Чашникского района Витебской области. Но SESAM и вместе с ним резиденция специалистов закончились, и самое важное, что могут сделать местные власти, сообщества и активисты, – не только сохранить и доработать объекты, но и сберечь созидательный импульс, привнесенный архитекторами. Возможно, инициативность, вытравливаемая почти сотню лет, вернется к людям, живущим в деревнях и агрогородках, а терпимость, трудолюбие и доброжелательность перестанут быть мифом из туристического буклета про Беларусь. А пока – всем бы такой SESAM. Так, чтобы скрипнули давно закрытые ворота.

 

Перепечатка материалов возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

 Фото: Александра Кононченко.